Постковидный синдром бьет по голове. Как вирус действует на психику

Гемофобия – страх вида крови. Впервые это понятие было официально сформулировано Джорджем Вайнбергом – профессором и психиатром в США. Название связано с двумя терминами – «гемо» — принадлежность к крови, «фобос» — боязнь.

гемофобия

Основными симптомами являются:

  • фобия при сдаче или переливании;
  • паника при виде ранений и царапин;
  • боязнь при виде жестоких сцен, изображений и фильмов.

Фобические расстройства вводят людей, при виде красной жидкости, в депрессивное состояние, которое приносит адские муки. Маленькая капля крови может заставить человека принять непроизвольные позы и ввести его в ступор. Болезнь необъяснимая и не понимаемая, так как нет реальных причин для ее возникновения.

По мнению специалистов, фобия крови не может контролироваться и его невозможно преодолеть из-за слабых усилий воли. В панических атаках проявляется безрассудные и глупые поступки. Больной, придя в удовлетворительное состояние, не может объяснить свое поведение.

Гемофобия затрудняет жизнь человеку и лишает его проведению медицинских процедур, таких как: переливание крови, введения инъекция, хирургических вмешательств, похода в травматологию. Страх сковывает, и больной не обращается своевременно в лечебное учреждение за обычной медицинской помощью. Его внутренний мир наполнен страхом.

«Ковидный туман»

«Я перенесла коронавирус в легкой форме, температура не поднималась выше 37,8 градусов, — рассказывает 35-летняя Наталья. — В начале болезни ощущения были схожи с симптомами обычного ОРВИ. Но потом стало что-то происходить с головой: ты живешь как будто в тумане. Не хочешь ни о чем думать, ничего делать. Из этого состояния я выбиралась больше двух месяцев».
44-летний экономист Алексей, который также переболел коронавирусом сравнительно легко, тоже жалуется на апатию: «Я на две недели погрузился в кошачью жизнь. Просыпаешься, поешь немного, потом впадаешь в ступор, незаметно для себя засыпаешь. И так круглые сутки. В голове ничего не держится, не запоминаешь какие-то важные вещи. Потом это стало постепенно проходить, но сил заниматься какой-то интеллектуальной деятельностью не было еще долго».

А вот 49-летней Светлане, попавшей в больницу из-за двустороннего воспаления легких, пришлось столкнуться с другими последствиями. В течение трех месяцев после выписки ее мучили бессонница и тревожность, а в короткие промежутки, когда удавалось заснуть, — кошмары. В итоге женщине пришлось обратиться к психиатру за помощью.

Специалисты обратили внимание на такие последствия уже после первой волны пандемии. На сегодняшний день, по данным исследователей, более трети переболевших коронавирусом сталкиваются в той или иной степени с негативными последствиями для психики. Диапазон расстройств очень широкий: от апатии до затяжных депрессий, панических атак и проблем с памятью. Медики обнаружили и зависимость: чем тяжелее проходила болезнь, тем серьезнее были психологические последствия.

«Вообще, очень сложно говорить о каком-то однозначном влиянии коронавируса на психику человека, — считает врач-психиатр частной петербургской клиники Николай Старостин. — По двум причинам. Во-первых, мы до сих пор точно не знаем, как работает механизм воздействия вируса на психический аппарат человека. Есть уже достаточно много различных исследований, но они пока в стадии обсуждения в научном сообществе. Мы понимаем, что на это явно влияет поражение сосудов: ведь именно они — главная мишень вируса. Но этого знания пока недостаточно для того, чтобы делать однозначные выводы».

Психиатры обращают внимание на то, что проблема психического здоровья в связи с COVID-19 гораздо шире, чем просто влияние вируса на организм человека. Можно сказать, что его воздействие на человеческую психику начинается гораздо раньше, чем он попадает в организм.

Этиология

Существующие сегодня в обществе представления о злокачественных опухолях выглядят примерно так:

  1. Рак — это всегда смерть.
  2. Рак появляется ниоткуда, предотвратить его невозможно, борьба с ним бесперспективна.
  3. Предлагаемое современной медициной лечение — оперативные методы, химиотерапия, лучевая терапия — всегда переносится очень тяжело, сопровождается неприятными побочными эффектами и редко приводит к выздоровлению.
  4. Все остальные болезни излечимы. По крайней мере, они не приводят с фатальной неизбежностью к летальному исходу.

Научная информация о достижениях современной онкологии населению малодоступна, да и неинтересна. Зато на полках книжных магазинов и в Интернете к услугам интересующихся — масса опусов по данному вопросу. Их авторы знают, почему возникает рак и как от него лечиться, тем самым намекая, что врачи здесь бессильны и ничего не могут. Информации о раке для пациентов очень много, однако мало что из этого соответствует современным научным представлениям. В результате люди не знают об онкозаболеваниях элементарных вещей, а иррациональность страха приобрела такой размах, что онкологический больной воспринимается окружающими чуть ли не как прокаженный. Мне лично неоднократно приходилось сталкиваться с заблуждением о том, что рак заразен.

Свой вклад в распространение канцерофобии вносит и вездесущая реклама «уникальных» препаратов из разнообразных хрящей и корней, которые якобы способны вылечить как рак, так и другие болезни. У ее адресатов подсознательно формируется мысль, что традиционная медицина не способна справиться с онкозаболеваниями. Также распространено мнение, что на самом деле универсальное лекарство от рака существует, но врачи и фармацевты, опасаясь снижения своих доходов, его скрывают. Принятый подход к информированию пациентов — до последнего скрывать диагноз и поддерживать в них надежду на выздоровление — тоже способствует усугублению атмосферы канцерофобии в обществе. Благодаря ему все знают о тысячах летальных исходов, но одновременно не знают о миллионах случаев излечения.

К слову сказать, в 2005 году ВОЗ признала, что умалчивания о раке вредны, а опасения, что медицинское просвещение населения может привести к развитию канцерофобии, не имеют оснований.

Сегодняшнее состояние онкологии таково, что помочь она может небольшому количеству счастливчиков, у которых опухоль была обнаружена на ранней стадии. Увы, рак часто проявляет себя, когда игра уже заведомо проиграна, и вылечить заболевшего невозможно. Поэтому главная проблема современной онкологии — своевременная диагностика опухолевых заболеваний.

Тревожные ожидания

Уже в первую волну пандемии в 2021 году психиатры обратили внимание на изменение психического здоровья населения. Локдауны, другие коронавирусные ограничения, удаленная работа, постоянное нахождение человека дома — все это уже провоцировало негативные психологические эффекты. Добавьте к этому тревожные ожидания — страх заболеть в тяжелой форме, боязнь за близких, возможность потерять работу — и вот он, набор, который ложится тяжелым грузом на психику человека.

При этом некоторые исследователи заговорили о росте суицидальных и депрессивных настроений среди вполне здоровых граждан в разных странах мира. Более того, стали появляться данные об участившихся случаях семейного насилия и разводов.

Когда человек заболевает, его тревожные ожидания усиливаются. Пациент начинает с опасением следить за своим состоянием, симптомами, температурой, дыханием. Никому не хочется оказаться в больнице, где действует строгий карантин. Еще больше страхов вызывает возможность развития тяжелых осложнений, применения аппаратов ИВЛ и других процедур. Сейчас врачи уже знают, что наиболее тяжелые психологические последствия возникают как раз у больных, прошедших через искусственную вентиляцию легких.

Пузырики, синяки, инфекции

Страх перед иглами имеет большое число вариаций. У большинства людей волнение наступает не в момент укола, а во время ожидания инъекции в кабинете врача.

Острая необходимость

Пациент в кабинете

Успокоительный укол: почему пенсионерам сейчас надо сделать прививку

После окончания дачного сезона ожидается всплеск заболеваемости

Многие боятся заражения опасными инфекциями и попадания мелких пузырьков воздуха в иглу. Иногда пугает сам вид игл и шприцев, даже если они не предназначены для пациента, а показаны в фильмах или на фотографиях.

Некоторые испытывают ужас от ощущений при вводе лекарства — буквально ощущают, как оно растекается под кожей или мышцам. Другие опасаются, что после укола могут появиться гематомы, шишки и длительные боли.

Бывает, что пациент перенес негативный личный опыт — неудачно сделанный укол, осложнения, грубость медперсонала. В этом случае образ шприца напрямую ассоциируется с болью.

Собеседник «Известий», страдающий трипанофобией, рассказал о своей неприязни к иглам и шприцам:

— Мне просто мерзко. Маленький острый металл проникает в вену, в тело… Я не знаю, с чем это связано, в детстве я не боялся иголок. До 20–25 лет даже не думал об этом. К счастью, фобия не на что не влияет. Если нужно поставить укол или вакцину, разумеется, я соглашусь. Зажмурюсь, отвернусь и протяну руку, — поделился Владимир Н.

«Вакцина будет защищать от северо-западного штамма»

Академик РАН Арег Тотолян — о новом российском варианте коронавируса и популяционном иммунитете

Вдвойне тяжело, если человек страдает еще и гемофобией — боязнью вида крови. Для таких людей борьба со шприцами начинается задолго до записи на прием к врачу. Уже в кабинете специалиста страх может стать непреодолимым. Пациенты начинают ерзать, пытаться сбежать, у них кружится голова, а иногда наступает обморок.

Как действует вирус?

Но причины постковидных психических расстройств — не только в страхах за свою жизнь. Здесь начинают играть роль и собственно факторы болезни. Недостаток кислорода в организме приводит в том числе и к плохому снабжению им мозга. Такой эффект может привести к самым разным последствиям для нервной системы.

По данным исследования итальянских медиков, опубликованного в журнале Brain, Behavior and Immunity, те или иные психические проблемы испытывали 55% переболевших ковидом пациентов. Ученые, опросившие 402 человека, связывают их с гормональными нарушениями, которые провоцирует иммунная система, сопротивляющаяся вирусу. Еще одна причина негативных психических последствий — сильный стресс, который переживает организм больного.

Последующее изучение психики пациентов, перенесших COVID-19, скорректировало данные итальянских специалистов. Так, группа исследователей из США и Великобритании получила менее пессимистические результаты. После масштабного изучения историй болезни более 230 тысяч человек ученые заявили, что всего 34% перенесших ковид в течение шести месяцев жаловались на тревожность и расстройство личности.

Ковид как травма

Специалисты Национального медицинского исследовательского центра им. В. М. Бехтерева считают, что после COVID-19 у пациентов отмечаются симптомы, характерные для так называемого посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

ПТСР — это психическое расстройство, возникающее после событий, оказывающих травматическое воздействие на психику индивида. При этом травматичность произошедших событий связана с ощущением беспомощности человека, невозможностью влиять на происходящее, противостоять опасности. Характерные симптомы ПТСР — «флешбэки», ночные кошмары, частичная амнезия, эмоциональная нестабильность и панические атаки. Эти проявления могут возникать не только сразу после события-травмы, но и спустя месяцы и даже годы.

ПТСР хорошо известно психиатрам — это расстройство может возникать после любого травмирующего психику индивида события. И ковид вполне может стать одним из них.

Почему возникают нарушения

COVID-19, как и любой другой вирус, влияет на работу многих систем организма и поражает не только дыхательные пути и легкие, но и центральную нервную систему. Это называется нейротропность — способность инфекции поражать клетки этой системы. Более того — исследователи считают, что вирус размножается внутри нервных клеток головного мозга.

Результаты патологоанатомических вскрытий демонстрируют, что коронавирус приводит к воспалению мозговой ткани. А методы нейровизуализации, показывающие структуру и нарушения функций мозга, обнаруживают микроинсульты и лейкоэнцефалопатию — состояние, приводящее к демиелинизации, когда разрушается покрытие отростков нервной клетки.

Эти органические повреждения приводят к тому, что у человека развиваются психические и неврологические нарушения, являющимися осложнениями.

«Побочка»

Еще один фактор — это побочные действия лекарств, которые применяются при лечении COVID-19. Например, в современной антиковидной терапии широко используются глюкокортикостероиды (ГКС). Их нередко назначают высокими дозами и на достаточно длительный срок. Но при этом ГКС могут вызывать галлюцинации, бредовые состояния, депрессии и даже маниакально-депрессивные состояния и паранойю. К негативному воздействию на психику приводит и прием других лекарств, применяемых при лечении ковида, например, некоторые антивирусные препараты.

Постковидный синдром?

Весь разнообразный комплекс последствий у людей, переживших новую коронавирусную инфекцию, уже назвали «постковидным синдромом» (post-COVID-19 syndrome). Среди его симптомов есть и уже хорошо знакомые нам психические расстройства: «туман в голове», дезориентация в пространстве, панические атаки и когнитивные расстройства. Однако некоторые исследователи говорят, что психические проблемы у переболевших ковидом — это не уникальные последствия нового заболевания, а осложнения, которые вызывает любая тяжелая инфекционная болезнь.

Так, еще в 2021 году в авторитетном медицинском журнале The Lancet появилась статья, в которой анализировались 72 исследования последствий эпидемий — предшественников COVID-19 — вирусов SARS-1 м MERS. Психические расстройства у переболевших этими инфекциями оказались идентичными: спутанность сознания, подавленное настроение, тревожность, нарушение памяти, бессонница и даже делирий. Таким образом, можно сделать предварительный вывод: вирус COVID-19 не обязательно обладает какими-то уникальными свойствами, поражающими психику.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: [email protected]